Суббота, 2018 Июнь 23, 15:07:07
5mw.ru
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная Каталог статей Регистрация Вход
Меню сайта
заходите аналог или тут

Категории каталога
Мои статьи [835]
Уникальный материал
Секреты в контакте [23]
Секреты в контакте
Программы для контакта [15]
Программы для контакта
Секс [494]
sex

Мини-чат

Наш опрос
Сколько вы сидите в интернете?
Всего ответов: 80

Мы :)
[Добавь сайт](VIP)
Вы только послушайте

Это интересно

Наши баннеры

 

Главная » Статьи » Мои статьи

Александр Куприн. Суламифь.

Александр Куприн. Суламифь.
 

 

 (570x650, 69Kb)
Вечером пошла Суламифь в старый город, туда, где длинными рядами тянулись лавки менял, ростовщиков и торговцев благовонными снадобьями. Там продала она ювелиру за три драхмы и один динарий свою единственную драгоценность — праздничные серьги, серебряные, кольцами, с золотой звездочкой каждая. 

Потом она зашла к продавцу благовоний. В глубокой, темной каменной нише, среди банок с серой аравийской амброй, пакетов с ливанским ладаном, пучков ароматических трав и склянок с маслами — сидел, поджав под себя ноги и щуря ленивые глаза, неподвижный, сам весь благоухающий, старый, жирный, сморщенный скопец-египтянин.
Он осторожно отсчитал из финикийской склянки в маленький глиняный флакончик ровно столько капель мирры, сколько было динариев во всех деньгах Суламифи, и когда он окончил это дело, то сказал, подбирая пробкой остаток масла вокруг горлышка и лукаво смеясь: 
— Смуглая девушка, прекрасная девушка! Когда сегодня твой милый поцелует тебя между грудей и скажет: «Как хорошо пахнет твое тело, о моя возлюбленная!» — ты вспомни обо мне в этот миг. Я перелил тебе три лишние капли. 
49958527_17904152_3c99dfc0ed0c1 (241x35, 2Kb)
И вот, когда наступила ночь и луна поднялась над Силоамом, перемешав синюю белизну его домов с черной синевой теней и с матовой зеленью деревьев, встала Суламифь с своего бедного ложа из козьей шерсти и прислушалась. Все было тихо в доме. Сестра ровно дышала у стены, на полу. Только снаружи, в придорожных кустах, сухо и страстно кричали цикады, и кровь толчками шумела в ушах. Решетка окна, вырисованная лунным светом, четко и косо лежала на полу. 

Дрожа от робости, ожиданья и счастья, расстегнула Суламифь свои одежды, опустила их вниз к ногам и, перешагнув через них, осталась среди комнаты нагая, лицом к окну, освещенная луною через переплет решетки. Она налила густую благовонную мирру себе на плечи, на грудь, на живот и, боясь потерять хоть одну драгоценную каплю, стала быстро растирать масло по ногам, под мышками и вокруг шеи. И гладкое, скользящее прикосновение ее ладоней и локтей к телу заставляло ее вздрагивать от сладкого предчувствия. 

И, улыбаясь и дрожа, глядела она в окно, где за решеткой виднелись два тополя, темные с одной стороны, осеребренные с другой, и шептала про себя: 
— Это для тебя, мой милый, это для тебя, возлюбленный мой. Милый мой лучше десяти тысяч других, голова его — чистое золото, волосы его волнистые, черные, как ворон. Уста его — сладость, и весь он — желание. Вот кто возлюбленный мой, вот кто брат мой, дочери иерусалимские!..

И вот, благоухающая миррой, легла она на свое ложе. Лицо ее обращено к окну; руки она, как дитя, зажала между коленями, сердце ее громко бьется в комнате. Проходит много времени. Почти не закрывая глаз, она погружается в дремоту, но сердце ее бодрствует. Ей грезится, что милый лежит с ней рядом. Правая рука у нее под головой, левой он обнимает ее. В радостном испуге сбрасывает она с себя дремоту, ищет возлюбленного около себя на ложе, но не находит никого. Лунный узор на полу передвинулся ближе к стене, укоротился и стал косее. Кричат цикады, монотонно лепечет Кедронский ручей, слышно, как в городе заунывно поет ночной сторож. 
49958527_17904152_3c99dfc0ed0c1 (241x35, 2Kb)
«Что, если он не придет сегодня? — думает Суламифь. — Я просила его, и вдруг он послушался меня?.. Заклинаю вас, дочери иерусалимские, сернами и полевыми лилиями: не будите любви, доколе она не придет... Но вот любовь посетила меня. Приди скорей, мой возлюбленный! Невеста ждет тебя. Будь быстр, как молодой олень в горах бальзамических». 

Песок захрустел на дворе под легкими шагами. И души не стало в девушке. Осторожная рука стучит в окно. Темное лицо мелькает за решеткой. Слышится тихий голос милого: 
— Отвори мне, сестра моя, возлюбленная моя, голубица моя, чистая моя! Голова моя покрыта росой. 
Но волшебное оцепенение овладевает вдруг телом Суламифи. Она хочет встать и не может, хочет пошевельнуть рукою и не может. И, не понимая, что с нею делается, она шепчет, глядя в окно: 
— Ах, кудри его полны ночною влагой! Но я скинула мой хитон. Как же мне опять надеть его? 

— Встань, возлюбленная моя. Прекрасная моя, выйди. Близится утро, раскрываются цветы, виноград льет свое благоухание, время пения настало, голос горлицы доносится с гор. 
— Я вымыла ноги мои, — шепчет Суламифь, — как же мне ступить ими на пол? 
Темная голова исчезает из оконного переплета, звучные шаги обходят дом, затихают у двери. Милый осторожно просовывает руку сквозь дверную скважину. Слышно, как он ищет пальцами внутреннюю задвижку.

Тогда Суламифь встает, крепко прижимает ладони к грудям и шепчет в страхе: 
— Сестра моя спит, я боюсь разбудить ее. 
Она нерешительно обувает сандалии, надевает на голое тело легкий хитон, накидывает сверху него покрывало и открывает дверь, оставляя на ее замке следы мирры. Но никого уже нет на дороге, которая одиноко белеет среди темных кустов в серой утренней мгле. Милый не дождался — ушел, даже шагов его не слышно. Лупа уменьшилась и побледнела и стоит высоко. На востоке над волнами гор холодно розовеет небо перед зарею. Вдали белеют стены и дома иерусалимские.
49958527_17904152_3c99dfc0ed0c1 (241x35, 2Kb)
— Возлюбленный мой! Царь жизни моей! — кричит Суламифь во влажную темноту. — Вот я здесь. Я жду тебя... Вернись! 
Но никто не отзывается. 
«Побегу же я по дороге, догоню, догоню моего милого, — говорит про себя Суламифь. — Пойду по городу, по улицам, по площадям, буду искать того, кого любит душа моя. О, если бы ты был моим братом, сосавшим грудь матери моей! Я встретила бы тебя на улице и целовала бы тебя, и никто не осудил бы меня. Я взяла бы тебя за руку и привела бы в дом матери моей. Ты учил бы меня, а я поила бы тебя соком гранатовых яблоков. Заклинаю вас, дочери иерусалимские: если встретите возлюбленного моего, скажите ему, что я уязвлена любовью».

Так говорит она самой себе и легкими, послушными шагами бежит по дороге к городу. У Навозных ворот около стены сидят и дремлют в утренней прохладе двое сторожей, обходивших ночью город. Они просыпаются и смотрят с удивлением на бегущую девушку. Младший из них встает и загораживает ей дорогу распростертыми руками. 
— Подожди, подожди, красавица! — восклицает он со смехом. — Куда так скоро? Ты провела тайком ночь в постели у своего любезного и еще тепла от его объятий, а мы продрогли от ночной сырости. Будет справедливо, если ты немножко посидишь с нами.

Старший тоже поднимается и хочет обнять Суламифь. Он не смеется, он дышит тяжело, часто и со свистом, он облизывает языком синие губы. Лицо его, обезображенное большими шрамами от зажившей проказы, кажется страшным в бледной мгле. Он говорит гнусавым и хриплым голосом: 
— И правда. Чем возлюбленный твой лучше других мужчин, милая девушка! Закрой глаза, и ты не отличишь меня от него. Я даже лучше, потому что, наверно, поопытнее его. 
49958527_17904152_3c99dfc0ed0c1 (241x35, 2Kb)
Они хватают ее за грудь, за плечи, за руки, за одежду. Но Суламифь гибка и сильна, и тело ее, умащенное маслом, скользко. Она вырывается, оставив в руках сторожей свое верхнее покрывало, и еще быстрее бежит назад прежней дорогой. Она не испытала ни обиды, ни страха — она вся поглощена мыслью о Соломоне. Проходя мимо своего дома, она видит, что дверь, из которой она только что вышла, так и осталась отворенной, зияя черным четырехугольником на белой стене. Но она только затаивает дыхание, съеживается, как молодая кошка, и на цыпочках, беззвучно пробегает мимо.

Она переходит через Кедронский мост, огибает окраину Силоамской деревни и каменистой дорогой взбирается постепенно на южный склон Ватн-эль-Хава, в свой виноградник. Брат ее спит еще между лозами, завернувшись в шерстяное одеяло, все мокрое от росы. Суламифь будит его, но он не может проснуться, окованный молодым утренним сном. 
Как и вчера, заря пылает над Аназе. Подымается ветер. Струится аромат виноградного цветения. 
— Пойду погляжу на то место у стены, где стоял мой возлюбленный, — говорит Суламифь. — Прикоснусь руками к камням, которые он трогал, поцелую землю под его ногами. 
Легко скользит она менаду лозами. Роса падает с них, и холодит ей ноги, и брызжет на ее локти. И вот радостный крик Суламифи оглашает виноградник! Царь стоит за стеной. Он с сияющим лицом протягивает ей навстречу руки. 
49958527_17904152_3c99dfc0ed0c1 (241x35, 2Kb)
Легче птицы переносится Суламифь через ограду и без слов, со стоном счастья обвивается вокруг царя. 
Так проходит несколько минут. Наконец, отрываясь губами от ее рта, Соломон говорит в упоении, и голос его дрожит: 
— О, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна! 
— О, как ты прекрасен, возлюбленный мой! 

Слезы восторга и благодарности — блаженные слезы блестят на бледном и прекрасном лице Суламифи. Изнемогая от любви, она опускается на землю и едва слышно шепчет безумные слова: 
— Ложе у нас — зелень. Кедры — потолок над нами... Лобзай меня лобзанием уст своих. Ласки твои лучше вина... 
Спустя небольшое время Суламифь лежит головою на груди Соломона. Его левая рука обнимает ее. 

Склонившись к самому ее уху, царь шепчет ей что-то, царь нежно извиняется, и Суламифь краснеет от его слов и закрывает глаза. Потом с невыразимо прелестной улыбкой смущения она говорит: 
— Братья мои поставили меня стеречь виноградник... а своего виноградника я не уберегла. 
Но Соломон берет ее маленькую темную руку и горячо прижимает ее к губам. 
— Ты не жалеешь об этом, Суламифь? 
— О нет, царь мой, возлюбленный мой, я не жалею. Если бы ты сейчас же встал и ушел от меня и если бы я осуждена была никогда потом не видеть тебя, я до конца моей жизни буду произносить с благодарностью твое имя, Соломон! 
— Скажи мне еще, Суламифь... Только, прошу тебя, скажи правду, чистая моя... Знала ли ты, кто я? 
— Нет, я и теперь не знаю этого. Я думала... Но мне стыдно признаться... Я боюсь, ты будешь смеяться надо мной... Рассказывают, что здесь, на горе Ватн-эль-Хав, иногда бродят языческие боги... Многие из них, говорят, прекрасны... И я думала: не Гор ли ты, сын Озириса, или иной бог? 
49958527_17904152_3c99dfc0ed0c1 (241x35, 2Kb)
— Нет, я только царь, возлюбленная. Но вот на этом месте я целую твою милую руку, опаленную солнцем, и клянусь тебе, что еще никогда: ни в пору первых любовных томлений юности, ни в дни моей славы, не горело мое сердце таким неутолимым желанием, которое будит во мне одна твоя улыбка, одно прикосновение твоих огненных кудрей, один изгиб твоих пурпуровых губ! Ты прекрасна, как шатры Кидарские, как завесы в храме Соломоновом! Ласки твои опьяняют меня. Вот груди твои — они ароматны. Сосцы твои — как вино!

— О да, гляди, гляди на меня, возлюбленный. Глаза твои волнуют меня! О, какая радость: ведь это ко мне, ко мне обращено желание твое! Волосы твои душисты. Ты лежишь, как мирровый пучок у меня между грудей! 

Время прекращает свое течение и смыкается над ними солнечным кругом. Ложе у них — зелень, кровля — кедры, стены — кипарисы. И знамя над их шатром — любовь.
В дополнение к материалу:

 

 Тема любви всегда волновала писателя. И это чувство было расценено им как
возносящее «в бесконечную высь ценность человеческой личности», дарующее
равно прекрасные «нежное целомудренное благоухание» и «трепет опьянения»
чистой страстью. Вместе с тем Куприн ясно видел трагический исход любви,
оказавшейся в цепях условности», поэтому написал он замечательные повести
«Гранатовый браслет» и «Суламифь».
 Повесть А. И. Куприна «Суламифь» — талантливая поэтическая стилизация на
тему «Песни песней»; гимн в честь торжествующей земной любви. Протестуя
против цинизма, продажных чувств, пошлости, А. И. Куприн создал повесть
"Суламифь". Она была написана по мотивам библейской "Песни песней" царя
Соломона. Он полюбил бедную девушку-крестьянку, но из-за ревности покинутой
им царицы Астис она погибает.
 Прославление большой любви и беззаветной преданности любимому и поныне
волнует читателя в повести Куприна, заставляя воспринимать "Суламифь" не
как экзотическую, малохарактерную для таланта писателя стилизацию, а как
произведение, стоящее в ряду других его рассказов и повестей, посвященных
утверждению величия и силы прекрасного человеческого чувства.
 Новое возвращение к теме большой, всепоглощающей любви состоялось в
повести "Гранатовый браслет", являющейся одной из самых трогательных, самых
печальных рассказов о безответной любви.
 Как писал Афанасьев В. Г., «Любовь всегда была главной, организующей
темой всех больших произведений Куприна. И в «Суламифи», и в «Гранатовом
браслете» - большое страстное чувство, окрыляющее героев, определяет
движение сюжета, способствует выявлению лучших качеств героев. И хотя
любовь у героев Куприна редко бывает счастливой и еще реже находит
равноценный отклик в сердце того, к кому обращена, («Суламифь» в этом
отношении едва ли не единственное исключение), раскрытие ее во всей широте
и многогранности придает романтическую взволнованность и приподнятость
произведениям, возвышающих над серым, безотрадным бытом, утверждающим в
сознании читателей мысль о силе и красоте подлинного и большого
человеческого чувства»[22].
 Любовные коллизии, переданные с помощью тонкого, чувственного языка
любви не могут оставить равнодушных и современного читателя. Как отмечает
Афанасьева В. Н. , «прекрасен язык лучших произведений Куприна – простой,
ясный и гибкий, черпающий свою силу в богатой и щедрой глубине русской
народной речи, близкий языку писателей-классиков».[23]
 Книги Куприна никого не оставляют равнодушным, напротив, они всегда
манят к себе. Многому можно учиться молодым людям у этого писателя:
гуманизму, доброте, душевной мудрости, умению любить, ценить любовь.
 Повести Куприна «Суламифь» и «Гранатовый браслет» были вдохновенным
гимном во славу подлинной любви, которая сильнее смерти, которая делает
людей прекрасными, независимо от того, кто эти люди,- мудрый царь Соломон
или бедный Желтков.

 

 
 (524x698, 349Kb)  (542x699, 365Kb)
http://kuprin.lit-info.ru/review/kuprin/005/481.htm
Категория: Мои статьи | Добавил: admin (2010 Декабрь 15) news
Просмотров: 690 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
 
Форма входа

Поиск

Друзья сайта

  • Наши партнеры
  • Рекомендуем посетить: заходим! :)

    Интересная загагулина
    Ух ты..... Девушки красотки
    www.Tut.by без преувеличения лидер бесплатного хостинга (free hosting) в белоруссии
    Всё в твоих руках!
    Правила почтовой безопасности
    СЕКС ВО ВРЕМЯ БЕРЕМЕННОСТИ
    Отключаем скрытые общие ресурсы
    Большой диапазон тарифов...
    Уход за дисками и дисководами.
    Женская ложь
    Техника — Очистка CD-ROM MacBook Pro
    Сайт бесплатного хостинга www.newmail.ru позволяет создать сайт бесплатно
    Программа для печати визиток: как выбрать лучшую
    Как выбрать автокран?
    Выбрал правильно кондиционер?
    Как выбрать автокран
    Взял кредит под залог автомобиля
    Где живут тени былого величия легендарных автомобильных марок?
    Как выбрать теплицу для участка?
    Сайт понижен в выдаче за переоптимизацию текстов
    КАК ВЫБРАТЬ ПОДВЕСНОЙ ЛОДОЧНЫЙ МОТОР
    Как защитить реферат?

    Ваша реклама
    Здесь может находиться ваша реклама. Ссылка или банер. Обращаться в ICQ 310-481-985

    Copyright MyCorp © 2018